Девочка, похожая на тебя

Вот интересно. Почему-то, когда «страшно, грустно, неприятно, не так, не то, не с теми и не с той ноги» мы думаем, что такое бывает только с нами. И почему-то всегда куда легче этой Наталье Петровне с пятого этажа или тому Василию Ивановичу, которого домой на машине возят. А уж у детей… Какие у них могут быть вообще проблемы? Так, пустяки…»Не бери в голову-отвяжись-папа устал-глупости это все » — вот и весь ответ.

“Жила-была девочка, похожая на тебя…” — книга американского психолога Бретт Дорис, в которой она предлагает родителям чуточку подумать, задействовать свое воображение — иными словами отнестись к решению детских проблем творчески.

«Истории об Энни»

Жила была на свете детский психолог Дорис Бретт. Жила она в большом коричневом доме со своей дочкой Амантой. И надо же было такому случиться, что Аманта, вдруг, стала бояться общаться с другими детьми, стала замкнутой не в меру и застенчивой не по делу. Что же сделала мама-психолог? Нет, она не сказала ей «какая-то ты не такая, не веселая совсем какая-то», не начала выводить ее во двор и в добровольно-принудительном порядке знакомить с соседскими детьми (дескать «она у меня такая застенчивая, никогда первая не подойдет, возьмите поиграть»). Дорис придумала кое-что поинтереснее. Она стала сочинять и рассказывать своей дочке волшебные истории.

Кто же был их главной героиней? Именно. Главным действующим лицом всех историй-сказок была девочка того же возраста, с подозрительно похожими «неправильностями» — тоже стеснялась, боялась, скучала… Однако, неким чудесным образом ей всегда удавалось справиться со своими козявками и научится дружить, радоваться и открываться миру и людям вокруг.

«В три года Аманта была застенчива. Особенно в незнакомом окружении. На детской площадке, куда мы выходили, Аманта с большой опаской решалась наконец отойти от меня и поиграть с другими детьми. В то время, как другие дети беззаботно резвились, Аманта сидела у моих ног, наблюдая за происходящим со страхом и удивлением. Другие матери смотрели на меня с жалостью и сочувствием.

Нетрудно догадаться, что мысль о детском саде вряд ли могла вызвать восторг у Аманты. Поэтому мы с мужем начали беседы о садике загодя. Мы хотели успокоить дочь, убедить ее в том, что в саду очень хорошо, что она будет в безопасности, что ей там понравится, и т.д. Убеждали Аманту до посинения. Она слушала, смотрела на нас, но мы понимали, что, несмотря на радужную картину, которую мы рисовали перед ней, Аманта вовсе не собиралась поддаваться на уговоры. Выражение ее глаз ясно говорило: «Может быть для вас детский сад — рай земной, а для меня — нет.»

Вот тогда-то у меня и возникла идея рассказать Аманте одну историю. Это был рассказ о маленькой девочке по имени Энни. Энни жила в точно таком же доме, как наш. У нее была собака точно такая же, как наша, и у нее тоже были папа и мама, как Мартин и я. Но самое главное, она так же, как Аманта, боялась пойти в детский сад. Рассказ начинался с первого дня пребывания Энни в детском саду, где оказалось совсем не так уж плохо, как она сначала думала, и охватывал последующие дни. С каждым днем детский сад нравился Энни все больше и больше. К концу первой недели она уже мечтала, как завтра пойдет в садик.

Рассказ увлек дочку. Она просила продолжения истории про девочку Энни. И когда Аманта достигла возраста, необходимого для поступления в детский сад, она с удивительной легкостью преодолела свое прежнее нежелание, точно так же, как Энни в том рассказе». Я была просто поражена успехом метода, применяющего терапевтический рассказ. Каждый раз, когда дочь была чем-то напугана или сталкивалась с трудностями или проблемами, она приходила ко мне и говорила: “Расскажи мне какую-нибудь историю про Энни”. И я рассказывала ей о том, как подобные сложности встречались и в жизни Энни. Увлекшись, Аманта просила рассказать историю снова и снова и преодолевала трудности по примеру героини рассказов».

Почему именно сказка?

А потому что:

  • «Нам, взрослым, следует помнить, что если мы хотим научить ребенка чему-либо или передать ему какю-то важную мысль, нужно делать так, чтобы это было узнаваемо, удобоваримо и понятно. Если мы хотим объяснить что-то сложное французу, то, разумеется, преуспеем в этом больше, если будем говорить на французском языке. Общаясь с детьми, старайтесь говорить с ними на языке, который им понятен и на который они лучше отзываются — на языке детской фантазии и воображения».
  • «Слушая рассказы и сказки, дети невольно находят в них отголоски своей собственной жизни. Они стремятся воспользоваться примером положительного героя в борьбе со своими страхами и проблемами. Кроме того, рассказы и сказки вселяют в ребенка надежду, что чрезвычайно важно».
  • «Истории про Энни» хороши также тем, что они воссоздают теплую, добрую и интимную атмосферу сказки, рассказанной “на сон грядущий”, что, само по себе, действует успокоительно как для родителя, так и для ребенка. В современном мире электроники, телевидения, видеоигр и повседневной суматохи, уютный комфорт мира сказки и героев детских рассказов — настоящий оазис в пустыне.

Боишься ли ты темноты?

Вот, пример истории, которую придумала Дорис для своей дочки Аманты, когда та боялась ложится спать, потому что «… в темноте ее поджидали жу-у-у-уткие чудища».

«Энни была маленькой девочкой, которая жила в коричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой. Приближалось время сна. Значит ей нужно было ложиться в постель. Но Энни изо всех сил старалась что-то придумать, чтобы отодвинуть это время.

“Я очень проголодалась, — заявила она маме. — Я думаю, мне надо хорошенько поесть, прежде чем ложиться спать”. “Не выдумывай, деточка моя, — ответила мама. — Ты отлично поужинала, и сейчас слишком поздно есть”. Энни на минутку задумалась. “Сейчас идет интересная передача по телевидению, и я хочу ее посмотреть. Я останусь здесь”. “Никаких “останусь”, — твердо ответила мама. — Через пять минут ты должна быть в постели!”

“Мне бы стаканчик водички”, — продолжала придумывать Энни. “Ты же пила буквально минуту назад, — ответила мама. — Я думаю, сейчас тебе пора спать”. Мама поцеловала Энни и укрыла ее одеялом. “Доброй ночи, спи, моя детка, крепко, и чтоб клопы не кусали мою детку”, — пожелала она своей дочке на прощанье.

Энни тяжело вздохнула. Она боялась не клопов, а совсем других существ. Но, может быть, ей повезет, и они не придут сегодня ночью.

Мама выключила свет. Энни слышала ее шаги, которые прозвучали удаляющимся эхом в холле. Она почувствовала себя очень одиноко, и ей стало страшно. Энни нырнула под одеяло, уползая вглубь, как маленький червячок уползает от ранней пташки.

Под одеялом было безопаснее. Ее никто не мог увидеть, и она также не могла видеть никого. Она была как невидимка. “А ведь как было бы здорово побыть хоть немного невидимкой, — подумала Энни. — Тогда можно было бы потихоньку подкрасться к людям и рявкнуть над ухом “У-у-у!!!” — как раз в тот момент, когда они занесли над своими блинами ложечку с вареньем.

Энни глубоко вздохнула. Но вот ведь беда: оставаться невидимкой под одеялом — нестерпимо жарко. И беда еще в том, что стоит только высунуть нос из-под одеяла, как ты становишься видимой снова. Так что, этот план вряд ли осуществим. Но, может быть, на ее счастье они все-таки не появятся этой ночью.

Медленно-медленно, потихонечку Энни выползла из-под одеяла, открыла глаза и огляделась. В комнате была тьма кромешная. Но в этой тьме она могла разглядеть шкафы, занавески и жиденький, тусклый свет уличных фонарей, проникающий сквозь окно. Она увидела свой стол. Она увидела…

“А-а-а!” — Энни выпрыгнула с кровати и с воплем помчалась в гостиную. Вскочила мама. “Энни, Энни, девочка моя! Что случилось?” — встревожилась она. “Чудовище!!! — задыхаясь от испуга произнесла Энни. — Там, в моей комнате — чудовище”. И она расплакалась. Мама крепко обняла ее. “Видно, тебя здорово напугали”, — сказала она.

Энни кивнула головой. “Это были огромные, мерзкие чудовища, — произнесла она сквозь слезы. — Они хотели схватить меня”.

“Хочешь, я пойду с тобой в твою комнату?” — спросила мама. Энни кивнула.“Но сначала, — сказала мама, — я должна сходить на кухню… У меня там есть одна вещица, которая наводит ужас на чудовищ”. “Ой, правда?” — обрадовалась Энни. “Сущая правда!” — уверенно сказала мама. “Чудовища этого совершенно не переносят. Как только они это видят, они моментально испаряются”. “А что это?” — спросила Энни. Она сгорала от любопытства. Подумать только: у мамы на кухне есть средство от чудовищ — противомонстровое оружие!

Когда они пришли на кухню, мама Энни выдвинула ящик и достала что-то оттуда. Это “что-то” было похоже на короткую, толстую пластиковую палку со стеклышком на одном конце. Предмет был блестящий, синего цвета.

Энни посмотрела на него с некоторым сомнением. “Это — особый, волшебный противомонстровый фонарик, — сказала мама. — Вот посмотри”. Она передвинула кнопочку сбоку фонарика. “О, вот здорово-то! — сказала Энни, не спуская глаз с лучика света, бившего из фонарика. — А как он действует?”. “Дело в том, — сказала мама, — что чудовища боятся света”. “Правда?” — удивилась Энни. “Правда, — подтвердила мама. — Ведь ты боишься тьмы. Разве не так? Так вот, а чудовища боятся света”.

“Да?, — изумилась Энни, начиная понимать что к чему. — Значит, ты хочешь сказать, что если я увижу чудовища в темной комнате, когда лежу в постели, мне стоит только включить волшебный противомонстровый фонарик, и они сразу дадут тягу?”

“Вот именно, — ответила мама. — Особенно они не выносят луч света, исходящий из волшебного противомонстрового фонарика”. Она взяла Энни за руку. — Пойдем в твою комнату, включим свет и ты увидишь, что там нет никаких чудовищ”.

Когда они пришли в комнату, Энни тщательно осмотрела все вокруг. Она заглянула в шкаф, за занавеску и под кровать, но не нашла ни одного чудовища. “Верно, — сказала Энни. — Должно быть, фонарик отпугнул их”. “А теперь, — сказала мама, — устраивайся в постели поудобнее и ничего не бойся — ты в полной безопасности, а твой волшебный фонарик мы положим здесь, рядом с твоей кроватью”.

“Хорошо”, — сказала Энни. Рядом со своим волшебным фонариком она чувствовала себя в безопасности. “Спокойной ночи”, — попрощалась с ней мама и поцеловала ее. Энни закрыла глаза и сразу же заснула».

Стать Шарлем Перо в отдельно взятой квартире

Итак, несколько советов Дорис для родителей, решивших воспользоваться методом сказкотерапии:

  • «У историй всегда должен быть счастливый конец. Нужно вселить в малыша надежду, что он обязательно найдет выход из своего затруднения. Ребенок, который считает, что у него нет никакой надежды, лишает себя всякого стимула или мотивации для продолжения борьбы».
  • «Не пытайтесь быть педантичным в языковом, стилистическом отношении, лучше дайте волю воображению, окунитесь в стихию рассказа, расслабьтесь и испытайте радость сочинительства, не мудрствуя лукаво».
  • «Помимо действующих лиц, взятых из жизни, рассказы могут включать персонажи из мира фантазии и волшебства. Главными героями могут быть зайчики, белочки или маленькие бегемотики. Главное состоит в том, чтобы ситуация главного героя напоминало ситуацию вашего ребенка».
  • «Пользуйтесь юмором где только возможно. Юмор привлекателен для ребенка. Он стимулирует его интерес и, помимо всего прочего, является эффективнейшим средством против напряженных состояний, тревоги и беспокойства. Когда я рассказывала Аманте первую “историю про Энни” о детском саде, я включила в нее шутку о собаке-вертолете. Энни и ее мама наблюдали, как их пес Черныш вилял хвостом, и делал это так быстро, что они решили, что из него может получиться неплохой вертолет. Они сочинили небольшой рассказик о том, как можно прилететь в школу на собаке-вертолете. В самый первый школьный день Аманты я провожала ее до школы. Когда мы подошли к воротам я почувствовала как она стала сжимать мою руку сильнее и сильнее, по мере того, как росло ее беспокойство. Потом она вдруг сказала: “Помнишь собаку-вертолет?” Нам обеим сразу стало весело, и когда она проходила через школьные ворота, ее напряженность уступила место веселому смеху».
  • Занятия рисованием, живописью и лепкой из глины можно сочетать с рассказыванием “историй про Энни”, когда дети при этом лепят или рисуют отдельные эпизоды из рассказов или их действующих лиц. Занятия искусством — прекрасная возможность для детей выразить или воспроизвести то, что их беспокоит. Дети, например, часто рисуют “чудовище”, которое их пугает и беспокоит, а затем с явным ликованием рвут его в клочья. Таким образом они символически расправляются с чудовищем и демонстрируют свою победу над ним.